«

»

Дмитрий Борко «Пострадавший в грудь»

Дмитрий Борко на Грани.ру

Посчитал: Болотный процесс идет больше 10 недель. По три заседания в неделю. Начинает сказываться усталость и у подсудимых, и у адвокатов, и у самой активной части группы поддержки. Стало заметно, что и у прокуроров есть нервы.

Два дня тягомотно, вязко и утомительно допрашивали очередного полицейского из числа признанных пострадавшими. Командир роты 2-го оперполка Денис Моисеев оказался упорнее простодушного прапорщика Архипова. Возможно, потому, что Архипову действительно «прилетел» в подбородок камень, а Моисеев пострадал довольно странным образом:

в блоге Пострадавший в грудь

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 21.08.2013

7

Посчитал: Болотный процесс идет больше 10 недель. По три заседания в неделю. Начинает сказываться усталость и у подсудимых, и у адвокатов, и у самой активной части группы поддержки. Стало заметно, что и у прокуроров есть нервы.

Два дня тягомотно, вязко и утомительно допрашивали очередного полицейского из числа признанных пострадавшими. Командир роты 2-го оперполка Денис Моисеев оказался упорнее простодушного прапорщика Архипова. Возможно, потому, что Архипову действительно «прилетел» в подбородок камень, а Моисеев пострадал довольно странным образом:

Это всё. За это Сергей Кривов обвиняется по двум статьям: 212 и 318, а Денис Моисеев признан потерпевшим. Медосвидетельствования Моисеев не проходил. В первый день допроса в суде он сказал, что вообще не заявлял о своей «обиде», — ее заметило находящееся на площади начальство. А сегодня — что при опросе после 6 мая «устно сообщил о полученном ударе». Так и неясно, на каких основаниях он признан потерпевшим. Но главные баталии развернулись вокруг другого.

В деле есть несколько протоколов допросов Моисеева на следствии.

19 мая 2012 года он поведал следователю, почему считает события на Болотной массовыми беспорядками: «кидались, нападали на полицию, прорывались». Про инцидент — ни слова.

26 сентября (видимо, посмотрев широко разошедшийся в те дни сюжет телекомпании NevexTV) он вспомнил, что некий мужчина в синей куртке схватил его за форменную одежду. При этом Моисеев «пытался объяснить ему, что мы выполняем свою работу, а его поведение уже содержит признаки административного правонарушения». Мужчина принялся оскорблять его нецензурной бранью, а когда Моисеев отошел в сторону, догнал его и ударил руками в грудь. Моисеев испытал физическую боль. После чего «мужчина отбежал в толпу и скрылся из видимости». Еще раз посмотрите ролик.

4 октября Моисеев вновь дает показания: они слово в слово повторяют предыдущие (включая грамматические ошибки). В тот же день Моисеев признан потерпевшим от Ступака Ю.В.

18 октября Моисеев опознает в «напавшем» на него Кривова, а следователь Курдюков пишет «Уточнение»: вред Моисееву причинил не Ступак Ю.В., а Кривов С.В.

От кого же пострадал Моисеев? Говорит, что не опознал нападавшего в Ступаке. Но в деле нет протокола «неопознания». И почему же тогда он тогда подписал бумагу, признающую его пострадавшим от Ступака, если не опознал того? «От кого начальство скажет, от того и пострадаю»? Есть и другие нестыковки.

Защита, заходя с разных сторон, пыталась убедить судью зачитать все протоколы допросов Моисеева, чтобы потом выяснить у него правду. Ведь без оглашения нельзя упоминать их в допросе. Прокурор раз за разом возражала, а судья отказывала. Допрос заходил в тупик, защитники срывались и давали отвод то прокурору, то судье. Обстановка накалилась. Не выдержали в зале: после очередного отказа судьи там поднялся крик. Зрителей стали выводить, но тут подсудимые, встав, заявили, что отказываются участвовать в заседании. Некоторые повернулись к суду спиной. Так и простояли до конца заседания, не отвечая на вопросы.

Другая битва происходит регулярно вокруг попыток защиты уточнять время и место вменяемых подсудимым эпизодов. Не раз предлагали повесить увеличенную карту или демонстрировать на экране схему Болотной, находящуюся в деле. На предложение заставить Моисеева хотя бы ткнуть пальцем в мелкую схемку на листе дела судья Никишина парировала: «А зачем? В показаниях потерпевшего место преступления не указано с точностью до метра и сантиметра». Так как же выяснить обстоятельства преступления, не зная, когда и где оно произошло?! А просто: на Болотной 6 мая!

Адвокатам все же удалось показать Моисееву фото из дела, где он без жетона. Хотя говорил, что жетон надевали все. Объяснил он это неожиданно: «Наверное, перепутал. Это в другой раз был приказ всем надеть жетоны, а тогда не было у всего полка». То есть без приказа полицейский не одевает основной служебный знак? Или 6 мая был приказ НЕ НАДЕВАТЬ их? Диалог: «На каком основании можно было установить, что вы сотрудик полиции, если нет жетона и не предъявляли удостоверения?» — «Находился в форменном обмундировании». — «Если я надену форменное обмундирование, любой гражданин должен воспринимать меня сотрудником полиции?» — «Вопрос снимается». Сегодня судья побила все рекорды по снятым вопросам защиты…

Выступавшие в судах по Болотной полицейские — разные, как все люди. Общее пока одно: они категорически не хотят говорить о применявшемся ими в отношении демонстрантов насилии. О пострадавших демонстрантах. Не было таких, и все! Каждый старался подчеркнуть: «Я никого не бил!» Для них это важно. Возможно, пока это — самый значительный результат допросов. Если они не так уж уверены в своих безграничных правах, если для них мнение окружающих имеет значение, то мы не безнадежны.

А Саша Духанина-Наумова с мужем делают в своей квартире ремонт. «Стены штукатурить легче, чем тут сидеть!» — стонет во время заседания Александра. Да, тягостное это занятие — сидеть в таком суде.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Вы можете использовать эти теги HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>