«

»

Иван Непомнящих: «Намерен их всех засадить»

Осужденный по «Болотному делу» Иван Непомнящих рассказал о массовом избиении в колонии

Защитники фигуранта «Болотного дела» Ивана Непомнящих обратились в следственные органы в связи с его избиением в колонии в Ярославле. По словам Непомнящих, с которым накануне встретились адвокаты фонда «Общественный вердикт», его вместе с другими заключенными избили 21 апреля во время «обысковых мероприятий» в колонии. За несколько дней до этого Ивана Непомнящих обвинили в том, что он нарушил порядок отхода ко сну, и перевели в особую часть штрафного изолятора, с которой нет никакой связи.

Федеральная служба исполнения наказаний информацию об избиении опровергает. Начальник пресс-бюро ФСИН России Кристина Белоусова заявилателеканалу РЕН ТВ, что информация проверяется, однако «его точно не избивали».

Адвокат фонда «Общественный вердикт» Ирина Бирюкова вечером 24 апреля встретилась с Иваном Непомнящих в колонии:

Ирина БирюковаИрина Бирюкова– 21 апреля в колонии были обысковые мероприятия, были какие-то «маски-шоу». Я спрашивала, что это вообще может быть, Иван говорит: «Я не могу сказать, это не сотрудники нашей колонии точно. Без масок, как мы поняли, – это сотрудники колонии, которых привлекают периодически к этим мероприятиям. А тех, кто был в масках, мы не знаем. Скорее всего, это уфсиновский спецназ». Открываются камеры, орут: «Бегом все на выход!» И проводят обыск. Иван рассказывает: «Я не стал даже ничего говорить, я понимаю, что это требование незаконно, но я не стал бежать, я пошел пешком, как обычно. И когда вышел из камеры, увидел, что они выстроились коридором по обе стороны у стен, из них огромный коридор, человек 60 примерно было, а может, и больше, и мы пошли». Кто-то из ребят из камеры бежал, кто-то шел, и пока они шли, им в спину и дубинками, и руками, и «давай, бегом»… я не буду нецензурные выражения употреблять, по-всякому их там оскорбляли. Он говорит: «Я не побежал, я пошел пешком. Дошел примерно до середины этого коридора, еще половина оставалась до комнаты, где обыски проводят, и меня назад возвращали: «Ты не бежишь, давай, возвращайся назад и все по новой!» И вот так его три раза возвращали, все это сопровождалось пинками, дубинками, били в основном по мягким частям тела, отбивали ноги.

В итоге он до середины опять дошел, они видят, что он все равно не бежит, и завели его в «матрасную комнату»… Ее «матрасной» называют, потому что в ШИЗО нельзя в течение дня иметь матрасы, шконки поднимают, ни сидеть, ни лежать нельзя, матрасы убирают в эту комнату. Он говорит: «Меня завели и начали бить. Сначала затолкали туда, и очень много народу за мной зашло, люди в масках там были, не меньше 10 человек, и начали избивать. Делали это со знанием дела, отбивали целенаправленно ноги, но попадали и по пояснице, и по голове, по рукам, по лицу. Побили меня, вывели в коридор и поставили на растяжку. И растяжку постоянно увеличивали, разбивая ноги в разные стороны. Ноги очень сильно болят. Они до такой степени растяжку сделали, что на шпагат не сядешь – падаешь, а они били еще под коленками палками и ногами. Падаешь, поднимаешься, и опять заново это все. Потом опять давай бегом». В итоге с какого-то раза он дошел до этого обыска, там его обыскали, и назад в камеру – опять бегом, опять пару раз повторяли, все время это сопровождалось дубинками, руками, ногами. Он говорит: «Меня не так сильно били, как остальных, не знаю, по какой причине». А на некоторых осужденных были направленные команды: «Этот пишет жалобы, давайте его… Этот вообще урод, давайте его бейте». То есть сотрудники колонии прямо показывали, кого надо целенаправленно бить. У Ивана есть повреждения телесные, гематомы, ушибы, но как у других, прямо синие ноги у некоторых, такой жути у него, к счастью, нет.

– Я правильно понимаю, что вам удалось лично с ним встретиться?

– Да, я с ним вчера лично беседовала. Он еще в штрафном изоляторе. Его посадили в ШИЗО за сутки до этого якобы за то, что он нарушил распорядок дня – вовремя не отошел ко сну. Я спросила: «На административную комиссию вызывали вас?» Там же должна быть определенная процедура, с него должны взять объяснение, почему так происходило, вынести постановление по результатам этой комиссии. Он говорит: «Вызвали, но никакой процедуры не было. У меня единственное, что спросили: «Что же ты спать вовремя не лег?» Я говорю: «Да лег! У меня вообще никаких нарушений не было». – «Ну, в общем, все понятно». И дали ему 5 или 7 суток ШИЗО, не помню точно. На руки никаких документов не дали. Сегодня Сергей Шаров-Делоне в 11 утра должен был там быть, и он должен получить все эти документы. Потому что колония не выдает им на руки вообще никаких документов, чтобы они не имели возможности их обжаловать.

Пикет в защиту "узников Болотной"

Пикет в защиту «узников Болотной»

 

– Каково эмоциональное состояние Ивана на фоне всего этого?

– Вы знаете, он, конечно, выглядит нехорошо, осунувшийся, но психологически он очень хорошо держится. Даже шутил со мной вчера, когда все это рассказывал, не как человек морально сломленный, а наоборот. Я говорю: «Вань, ну, что будем делать?» Он говорит: «Я намерен их посадить всех, я буду идти до конца! Мне это все надоело!» Не первый раз уже избиения происходят в этой колонии, и он говорит: «Я пойду до конца!» Нам не дали пообщаться в условиях конфиденциальности, за моей спиной сидел сотрудник, общение наше происходило через стекло, через телефон. Я потребовала, чтобы мы были в условиях конфиденциальности, но мне сказали: «Начальство сказало так. Хотите – пишите претензию, жалобу, что хотите. Но общение будет так или вообще никак». Иван все это понимал, что и его телефон слушают, и разговоры через телефон прослушиваются, но он абсолютно все рассказал, все, что знал, какие имена знал, он назвал, кого видел. И сказал: «Я намерен их засадить всех за такое безобразие!» Он не сломлен абсолютно! Он держится, всем передавал огромный привет. Говорит: «Нет ничего страшного, что нельзя было бы выдержать».

– Вы не являлись адвокатом Ивана, я правильно помню? Как получилось, что вас пропустили к нему?

– Нет. Но при наличии ордера адвокат имеет право посетить любого осужденного в колонии. Мы ехали к нашему осужденному, фонд «Общественный вердикт» ведет дело Руслана Вахапова, мама которого как раз и сообщила о том, что там произошло массовое избиение осужденных. И пока мы ехали, к нам поступила от нее же информация от родителей других осужденных, что избиты по крайней мере еще пять человек, и среди них Иван Непомнящих. Мы связались с папой его, с Сергеем Шаровым-Делоне, его защитником, получили принципиальное согласие на то, чтобы я с ним встретилась. При таких обстоятельствах Сергея Шарова-Делоне по доверенности могли и не пустить, а адвоката не пустить не могли. Нас очень долго не пускали, 5 или 6 часов, пока мы не дозвонились в областную прокуратуру, в УФСИН областной, уполномоченному, и вот тогда вопрос решился буквально за 10 минут.

– А администрация колонии что-то говорила по поводу этих избиений?

– Вообще с нами не разговаривали никак! Причем когда мы проходили с Яковом Ионцевым (он тоже юрист фонда «Общественный вердикт»), нас встречали шесть или восемь сотрудников оперативных этой колонии. Нас досматривали, они такой коридор сделали, и мы через них проходили. Никто нам ничего не объяснял – ни по какой причине, ничего. Нам запретили проносить фотоаппарат, хотя я уведомление подала. Сначала было согласие на то, чтобы я прошла с фотоаппаратом, а потом, когда нас начали пускать, мне сказали, что начальник позвонил и сказал не пропускать – либо проходят без фотоаппарата, либо не проходят вообще. И мы его сдали, чтобы хотя бы письменно описать повреждения, которые у ребят были.

– Каковы юридические перспективы этого дела?

– Во-первых, Сергей Шаров-Делоне уже подал жалобу в прокуратуру и заявление в СКР по поводу этой ситуации. Мы сейчас приедем, я буду подавать сообщение о преступлении в отношении всех, буду подавать жалобу в прокуратуру на бездействие местной прокуратуры, потом что ребята говорят, что избиение было практически в присутствии прокурора по надзору за этой колонией. Сразу после избиения он начал обходить камеры, ШИЗО в том числе, зашел, спрашивал, есть ли у них жалобы на то, что к ним применялась физическая сила во время обысковых мероприятий. Пять человек из Ваниной камеры сказали, что никаких жалоб у них нет, Ваня сказал: «У меня есть жалобы. Нас избивали». В общем, мы согласуем с Сергеем Шаровым-Делоне этот вопрос, обратимся в Европейский суд по правам человека с заявлением о применении срочных мер в отношении избитых ребят, потому что их не осматривал врач. У меня один из подзащитных, Макаров, вскрыл себе вены на обеих руках, и до него до вчерашнего дня вообще врач не дошел, вчера зашел, но не оказал никакой медицинской помощи. Ребятам никакая медицинская помощь не оказывалась, их не осматривали, повреждения не описывали. Если будет принципиальное согласие, мы будем подавать в ЕСПЧ жалобу по поводу организации медицинского осмотра и оказания немедленной медицинской помощи, – рассказывала Ирина Бирюкова.

Сергей Шаров-Делоне

Сергей Шаров-Делоне

 

 

Защитник Ивана Непомнящих Сергей Шаров-Делоне, который должен был 25 апреля посетить своего подзащитного в колонии, сообщил Радио Свобода, что в исправительное учреждение его не пустили.

Фигурант «Болотного дела» 25-летний инженер Иван Непомнящих в декабре 2015 года был приговорен к 2,5 годам колонии за участие в массовых беспорядках и применении насилия по отношению к сотрудникам полиции. Его отправили отбывать наказание в колонию в Ярославле, где сейчас находится еще один фигурант «Болотного дела» Дмитрий Ишевский. Непомнящих вину отрицает, его защитники считают дело политически мотивированным.

В начале апреля адвокаты Ивана Непомнящих обратились в ярославский суд с ходатайством о его условно-досрочном освобождении. 25 апреля суд обнаружил в документе технические неточности и вернул ходатайство защитникам на доработку. Срок наказания Ивана Непомнящих истекает в конце августа 2017 года.

25 апреля в Замоскворецком суде началось рассмотрение дела в отношении последнего на сегодняшний день обвиняемого по «Болотному делу» – Дмитрия Бученкова. По версии следствия, он участвовал в массовых беспорядках и применял насилие в отношении полицейских, в частности – бил их руками и ногами, с одного – сорвал шлем, а также вместе с другими демонстрантами «переворачивал и уничтожал» туалетные кабинки.

Дмитрий Бученков

Дмитрий Бученков

 

Бученков, которому 25 апреля зачитали обвинительное заключение, вину не признает и настаивает на том, что 6 мая 2012 года был у родственников в Нижнем Новгороде, а не на Болотной площади. Сейчас последний фигурант «Болотного дела» находится под домашним арестом, больше полутора лет он провел в СИЗО. Суд продолжит рассматривать его дело 16 мая, как ожидается, в этот день Дмитрий Бученков будет давать показания.

Так называемое «Болотное дело» было возбуждено в мае 2012 года, после того как 6 мая 2012 оппозиционная акция «Марш миллионов» завершилась столкновениями с полицией. Власти посчитали эти события массовыми беспорядками. К ответственности были привлечены более 30 человек, никто из обвиняемых оправдан не был.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Вы можете использовать эти теги HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>