«

»

24 июля. Пресс-конференция родственников у Мосгорсуда. Материалы «Радио Свобода», «BBC», «Совершенно секретно»

Перед началом очередного судебного заседания в среду родственники, друзья и адвокаты подсудимых при поддержке Комиссии по проведению общественного расследования «болотного дела» провели около здания Московского городского суда импровизированную встречу с журналистами. В ней также участвовали глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, актриса Лия Ахеджакова и журналист и общественный деятель Ольга Романова. 

Эта пресс-конференция, сообщили они, была организована в связи с многочисленными нарушениями прав человека – в частности, пыточными условиями содержания людей, проходящих по «болотному делу». Подсудимых поднимают ранним утром, весь день они находятся в суде, не имея возможности нормально питаться. Кроме того, как говоритОльга Романова, процесс транспортировки людей в суд и само заседание доставляет людям страдания:

– Ты в четыре, в пять часов утра встаешь, обратно тебя привозят уже ночью – в двенадцать, в час. Здесь просто невозможно помыться и поесть. Так происходит совершенно со всеми подсудимыми, но их в «аквариуме» в зале суда десять человек. То есть невозможно даже перейти из угла в угол. И могу только в страшном сне себе представить, как они ездят в «автозаке» – это ведь не та машина, в которой многие из нас сидели после митингов или пикетов. То есть это люди, которые много дней подряд ездят по несколько часов, прижавшись плотно друг к другу.

Все эти факты, по словам родственников подсудимых, и позволяют говорить о применении пыток к их близким. В частности, такого мнения придерживается Виктор Савелов, отец проходящего по «болотному делу» Артема Савелова:

– Я считаю, что они тринадцать месяцев были под пытками, причем без всяких на то оснований. Особенно ясным это стало после начала судебных заседаний. Это и доставка, и то, как их в суде принимают, специально сажая в предварительные камеры для сортировки. Эти камеры маленькие, это такой бетонный стакан с дверью. А сажают в них по два человека – ну вот представьте двух мужчин, которые находятся друг от друга на расстоянии 50 сантиметров в течение двух, трех или четырех часов…

Виктор Савёлов и Сергей Мохнаткин

Накануне Московский городской суд перенес судебные слушания в другой, более просторный зал, оборудованный уже не одним, а двумя стеклянными «аквариумами», в которых на процессе находятся подсудимые. Однако, по словам адвоката Вадима Клювганта, работать с подзащитными защите проще не стало. К тому же, добавляет Ольга Романова, этот переезд никак не улучшил и условия содержания людей:

– Главная проблема в том, что их много. Такие «аквариумы» для подсудимых есть в хороших судах. Это считается очень хорошими условиями, поскольку в судах победнее – просто клетки, как для зверей. Но в нашей ситуации клетка лучше, потому что слышно хотя бы защитника и можно нормально дышать.

Вадим Клювгант, Ольга Романова и Дмитрий Аграновский

В ситуацию, по мнению родственников подсудимых, незамедлительно должны вмешаться уполномоченный по правам человека при президенте России Владимир Лукин, его московский коллега Александр Музыкантский и члены Общественной палаты – соответствующее письмо в их адрес уже подготовлено. Однако глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева предлагает на этом не останавливаться и жаловаться в Комитет против пыток при ООН:

– Я считаю, что нужно подключать международную общественность, потому что своих граждан власти не слушают. Мы для них не люди, а просто пыль. Послушает ли наша власть международную общественность? Конечно, не всегда она это делает, но в любом случае ее она слушает больше, чем нас. Поэтому я и считаю, что для обращения в международный Комитет против пыток сейчас самое время. Для этого есть все основания. То, что делают с этими ребятами, – это настоящая, причем продолжительная пытка.

Сами родственники подсудимых это предложение Людмилы Алексеевой пока не обсуждали, однако, предполагает Виктор Савелов, обращение в Комитет против пыток при ООН по фактам бесчеловечного обращения, скорее всего, будет направлено:

– Сам я в юриспруденции слабоват, но думаю, что вместе с адвокатами мы будем обращаться. Ведь все это не что-то мифическое, это действительно было. И чтобы такого в дальнейшем не случилось с другими, нужно найти тех, кто так делает, и раз и навсегда это пресечь.

Кроме создания нормальных условий для подсудимых, их родственники настаивают также на регулярных свиданиях с ними. Они не понимают, почему ведущий процесс судья их законные требования, как правило, игнорирует.

Оригинал на сайте Радио Свобода

Фото Ивана Трефилова

ВВС: Родители «узников Болотной» пожалуются в ООН на пытки

Родители обвиняемых по болотному делу заявили о пыточных условиях, в которых содержатся их дети во время судебного процесса. На встрече с журналистами перед началом очередного слушания в Мосгорсуде они заявили, что будут подавать жалобу в Комитет против пыток ООН.

На встрече также присутствовали глава Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева и актриса Лия Ахеджакова.

Родители утверждают, что им не дают свиданий с детьми в СИЗО, из-за плотного графика процесса дети очень плохо питаются, недосыпают и часами просиживают в душных бетонных «стаканах» конвойных помещений. Не говоря уже о том, что во время самого процесса их держат в тесном аквариуме, где «нечем дышать».

Кроме того, родителям стало известно, что обвиняемых привозили в суд в одном автозаке с больным открытой формой туберкулеза.

«Мы знаем, что два раза их возили вместе с туберкулезным больным в открытой форме, это просто не по-человечески, их как будто специально заражают», — возмущен Виктор Савелов, отец обвиняемого Артема Савелова.

Адвокат Вадим Клювгант, также присутствовавший на встрече, уверен, что запрет на свидания противоречит Конституции, однако процессуальных способов оспорить его не существует.

Запрет на свидания

Мать Николая Кавказского Наталья последний раз виделась с сыном 30 апреля. После того как дело передали в суд, по ее словам, свидания ей запретили.

«Судья говорит, до тех пор, пока не будет допроса в суде, свидания она не разрешит, но это незаконно, – говорит Наталья Кавказская. – Я прихожу в суд, чтобы ему хоть помахать, подойти к аквариуму не разрешают. Через авоката тоже передавать что-то проблематично: конвоир проверяет каждую мелочь и может отказать, чтобы туда ему что-то передали».

О том же говорят и родные других обвиняемых: к детям их не пускают уже два-три месяца. По мнению адвоката Вадима Клювганта, запрет на свидания противоречит 51 статье Конституции, где говорится, что обвиняемый имеет право не свидетельствовать против себя и вообще не давать показания.

«Я даже не припомню из практики, чтобы такое было еще по какому-то делу. Чтобы не давали свидания и чтобы устно, неофициально, связывали момент свидания с моментом дачи показаний в суде. Это очень похоже на некое принуждение к каким-то признаниям», — полагает Клювгант.

Но больше всего родителей возмущает, в каких условиях их детей содержат во время суда.

«Нельзя молчать»

График заседаний очень плотный: три раза в неделю. В эти дни, рассказывают родители, обвиняемых поднимают в шесть утра, они какое-то время ждут в автозаке, едут в суд и сидят до начала процесса в темных конвойных помещениях, еще несколько часов заседания проводят в тесном душном аквариуме, затем несколько часов ожидания автозака в той же конвойке, а в полночь или час ночи — как повезет — обвиняемые попадают обратно в СИЗО.

«Когда их привозят сюда, в суд, их распределяют по два человека по бетонным стаканам, примерно метр на полтора, где они находятся часа два-три-четыре, иногда до восьми часов в день. Они грязные, и дышать там нечем, это настоящий карцер, пытка», — говорит Виктор Савелов.

Нет нормальных условий и в самом зале суда, сетуют родители: в тесном душном аквариуме, где закрывают обвиняемых, у ребят затекают руки и ноги, болят спины.

Матери переживают, что судебный процесс в таких условиях может длиться еще долго, и состояние здоровья их детей серьезно ухудшится, притом что у многих уже и так есть хронические заболевания.

«Они полноценно не питаются, так как пропускают ужин и завтрак, у них только сухой обед. Представляете, если это будет длиться полгода-год, конечно, здоровье они потеряют», — сетует Наталья Кавказская.

Дети подвергаются фактически пыткам, заявляют родители, не будучи даже официально признанными преступниками: суд пока не вынес вердикт относительно их виновности.

«Я как-то поначалу холодно относился к тому, что сын пошел на площадь, но сейчас я понял, что если мы все будем молчать, нас во-первых, ни за что считать не будут, а во-вторых, значит, будем достойны того, что с нами делают – быдло, и все», — заявил Виктор Савелов.

С подачи правозащитницы Людмилы Алексеевой решено направить от имени родных жалобу в Комитет против пыток ООН.

«Я считаю, что нужно подключать международную общественность, потому что своих граждан власти не слушают. Мы для них не люди, а просто пыль. Я считаю, что для обращения в международный Комитет против пыток сейчас самое время, для этого есть все основания. То, что делают с этими ребятами, – это настоящая, причем продолжительная пытка», — заявила Алексеева.

«Беспорядки» на Болотной

Акция протеста в Москве 6 мая 2012 года завершились столкновениями с полицией. Более 400 демонстрантов были задержаны. События на Болотной площади стали поводом для возбуждения уголовного дела о массовых беспорядках.

«Это же был санкционированный митинг, и потом они пошли туда за честные выборы, это молодое поколение, честное, верящее в справедливость. Они хотят жить в своей стране, но по справедливым законам – я не понимаю, что тут плохого. Тем более что за время суда я убедилась: всё это преступление совершено со стороны руководства правоохранительных органов, которые столкнули демонстрантов с полицией», — считает мать одного из обвиняемых Наталья Кавказская.

Оппозиционеры и правозащитники полагают, что события того дня вообще не подпадают под статью о массовых беспорядках.

В декабре прошлого года это уголовное дело было объединено с другим — о «подготовке захвата власти» в России, якобы осуществлявшейся на деньги грузинского политика Гиви Таргамадзе. Основные обвиняемые в нем — Сергей Удальцов, Леонид Развозжаев и Константин Лебедев.

В общей сложности по объединенному делу проходят 28 человек.

Оригинал

«Совершенно секретно»: Родители обвиняемых по «болотному делу» просят поддержки

У здания Мосгорсуда 24 июля прошла пресс-конференция, посвященная «болотному делу», в которой приняли участие родители подсудимых и адвокаты. Конференция состоялась перед очередным заседанием суда по «делу двенадцати» и была организована, чтобы привлечь общественное внимание к судьбе подсудимых. Ведущей и одним из организаторов мероприятия была известный журналист и руководитель общественной организации «Русь сидящая»  Ольга Романова. Поддержать подсудимых и их родственников приехали известная актриса Лия Ахеджакова и легендарный правозащитник, глава Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева. На пресс-конференции был поднят вопрос о невозможности проведения свиданий узников с их родителями. Выступили родители четверых обвиняемых в массовых беспорядках 6-го мая 2012 года на Болотной площади в Москве.

Отец Артема Савелова,  Виктор Савелов, рассказал как проходил допрос:

— Следователь был постоянно обращен ко мне левой стороной, уверен, что там находился диктофон, поскольку перед тем как выходить, он 15 минут сидел в кабинете  — вероятно, прослушивал запись. Вопросы, которые он задавал, тоже намекали на то, что у него было записывающее устройство. Я отвечал ему довольно-таки жестко. Он, например, говорит: давай, сменим адвоката, и тебе будет гораздо легче. Хочу отметить, что ему около 42 лет, а мне 67, и он предложил мне это в такой форме: давай перейдем на «ты». Мне стало как-то неудобно — по идее, это я мог ему предложить разговаривать в подобном тоне, но не он. В другой раз следователь стал мне показывать видео с участием Артема, еще перед прорывом цепочки омоновцев, на котором видно, что он выставил перед собой руки. Следователь сказал, что он сделал это специально, чтобы растолкать ОМОН. Мне это показалось абсурдным, и мы 3 раза пересмотрели этот отрывок из видеоматериалов. В итоге я так и не принял версию следователя, что Артем якобы расталкивает ОМОН, и доказывал ему, что тот выставил руки с целью мягкого приземления при падении на землю. Когда мы вернулись домой, мы нашли это видео, только длилось оно дольше и там было хорошо видно, как Артем выставляет руки, а затем падает.

Мать Андрея Барабанова – Татьяна Барабанова:

— Мне с апреля не дают увидеться с сыном. Суд не мотивирует причину, по которой нам запрещены свидания. Говорят – не положено, и все. К судье Никишиной обращались адвокаты, но даже с их помощью мы не смогли добиться разрешения на свидание с сыном.

Отец Алексея Полиховича – Алексей Полихович:

— В последний раз свидание с сыном нам назначали на 7 мая. После этого виделся с ним только на его свадьбе, которая проходила 13 июня в Бутырской тюрьме.

Мать Леонида Ковязина — Екатерина Ковязина:

— Большое спасибо тем, кто приходит на суд. Спасибо тем, кто откликается. Прошу, пожалуйста, не забывать, что на счетах «РосУзника» кончаются деньги. Многие адвокаты с нами работаю бесплатно, и если есть хотя какая-то возможность, то огромная просьба – помогайте, если же нет, то приходите, пожалуйста, на суд, чтобы поддержать ребят. Не забывайте людей, которые попали в беду.  Это наши дети.

Ольга Романова, журналист и руководитель «Руси сидящей», считает, что поддержка подсудимых со стороны общественности и политиков могла бы быть гораздо большей:

— Как вы оцениваете поддержку родственников подсудимых, и смогут ли они помочь процессу?

— Поддержка родственников – очень важная вещь для каждого человека, особенно для человека, оказавшегося в подобной ситуации. Я знаю, что у нескольких подсудимых нет родственников, у некоторых они находятся далеко, а роственники других вообще не поддерживают эту историю  — значит, роль главной опоры для этих людей на себя должно взять общество. Именно поэтому так важны письма – нужно писать письма, посылать посылки и ходить на суд. Ребята должны знать, что они не одни.

— Как вы оцениваете поддержку общества?

— Она могла бы быть побольше.

— А поддержку политиков?

— А этого уж точно могло бы быть побольше. Я, конечно, понимаю цинизм ситуации. Совершенно запросто на скамье подсудимых могли сидеть лидеры протеста, однако они там не сидят. Они, конечно, не виноваты в этом – ну как, идти, что ли и добровольно сдаваться? Это цинично – когда одни люди призывают к чему-то, а берут других. Мне кажется, что политики вообще должны обществу, тем более оппозиционные лидеры, хоть из-за этого и будет оставаться меньше времени на борьбу.

Оригинал

Видео интервью от Совершенно секретно:

Родители обвиняемых по «болотному делу» просят поддержки

 Родители фигурантов «болотного дела» — перед Мосгорсудом

Ольга Романова — о родительской поддержке фигурантов «болотного дела»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Вы можете использовать эти теги HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>