«

»

Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев выступили с последним словом. Репортаж Стеллы Мхитарян

Судебный процесс по делу так называемых организаторов массовых беспорядков 6 мая 2012 года на Болотной площади в Москве подошёл к завершающей стадии: Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев выступили с последним словом. Они обвиняются по ч.1 ст. 30 и ч. 1 ст. 212 УК РФ («Организация массовых беспорядков»). В понедельник, 7 июля гособвинение запросило для обоих по 8 лет лишения свободы в колонии общего режима.

В среду, 9 июля первым своё последнее слово произнёс Леонид Развозжаев. По его мнению, это «одно из самых грязных дел в истории России»:

- События 6 мая 2012 года – это провокация и политическая карательная операция со стороны российских властей против свободомыслящих граждан нашей Родины. Уверен, что организаторами так называемых беспорядков 6 мая на Болотной площади 2012 года власти избрали Сергея Удальцова и меня лишь по причине того, что мы являемся сторонниками левых идей.

Подсудимый отметил, что в современной России культивируется и насаждается миф, якобы левые социалисты, коммунисты и прочие всегда были, есть и будут сторонниками радикальных незаконных действий. Он добавил, что всей своей деятельностью на протяжении многих лет как «Левый фронт», так и они с Удальцовым лично всегда демонстрировали и ратовали за возможные методы политической борьбы: «На мой взгляд, эти методы гораздо эффективнее, чем те, которые нам пытаются приписать». А проведённая 6 мая 2012 года акция, по его мнению, сопровождалась грязной провокацией в отношении него и Удальцова лично.

- Само уголовное дело расследовалось путём угроз, шантажа, пыток и других незаконных действий со стороны силовиков. Да и судейский корпус России при принятии решений, особенно на стадии следствия, показал себя полностью зависимым от политических властей России и выполнял свои карательные функции. Обстоятельства показывают нам, в сколь хаотичное время живёт наша Россия: хамоватые преступники, разборки коррупционеров в погонах и без, геополитическая близорукость. Всего этого безобразия не было бы, если бы в России существовала полноценная демократия: свобода слова, честные выборы, подконтрольность власти народу, независимый суд. Именно за это и проводились объединённые общегражданские коалиции зимой-осенью 2011-2012 годов. Именно с этой целью люди вышли 6 мая 2012 года на Болотную площадь Москвы. И я уверен, что именно из-за этого подразделения специальных отрядов полиции получили приказ избить и разогнать вышедших граждан, для того чтобы посеять страх и отчаяние в сердцах неравнодушных граждан. 6 мая я был среди самых лучших граждан нашей Родины. Уверен, что там были самые чистые душой и сердцем люди,  ведомые лишь благородными порывами изменить жизнь нашей страны к лучшему. Но на этих граждан совершенно подлым способом обрушили град дубинок и кулаков. Лично мне стыдно за то, что представители российской полиции повели себя в тот день таким варварским способом. Хотя допускаю, что их просто могли ввести в заблуждение. 6 мая 2012 года я делал всё для того, чтобы предотвратить столкновения. Я знаю и лично видел, как Сергей Удальцов пытался останавливать и останавливал разного рода действия,

которые могли бы повести к столкновениям. Я скажу прямо: никто из лидеров протеста, обладавшим авторитетом либо влиянием, для граждан не сделал даже хоть чуть-чуть близко к тому объёму, сколько сделал Удальцов. Однако вдруг он стал главным организатором беспорядков.

- Уважаемый суд, — продолжал Развозжаев, — многие участники процесса говорили, что это исторический процесс. Я не знаю, так ли это, но могу сказать точно, что в нашем деле зло пытается осудить добро, право силы пытается восторжествовать над силой правды. Мне кажется, что правосудие в любой стране – это зеркальное отражение состояния общества. Мне хотелось бы, чтобы при принятии решения по нашему делу вы показали всему миру, что российская судебная система не использует кривые зеркала. Обращаясь же к российским властям, я хотел бы их призвать: не провоцируйте внутри гражданское напряжение, прекратите моральный силовой террор против инакомыслящих. Уверен, что залог успеха и стабильности развития России лежит в диалоге, а не в репрессиях. Силой запугивания, сфальсифицированными уголовными политическими процессами, избиениями людей на площадях, вы не решите ни одной проблемы, а только усугубите общественно-политическую ситуацию. Все вопросы … — подсудимого прерывает председательствующий коллегии Мосгорсуда Александр Замашнюк.

Судья заявляет, что из излагаемых обстоятельств отношение к рассматриваемому уголовному делу заключается «в двух предложениях», «всё остальное последнее слово – это набор лозунгов, призывов, пожеланий, обращений», и «не является по смыслу закона последним словом».

- Последнее слово не должно превращаться в митинг, речь, призыв и так далее, — обращает внимание Замашнюк. Заодно читает мини-лекцию с присущей ему манерой растягивать слова, произнося их по слогам, и ссылается на положения Уголовно-процессуального кодекса, который он так любит цитировать. После этого Развозжаев продолжает:

- Уважаемый суд, мне кажется, сейчас как никогда от вас зависит очень многое. Если вы сможете послать российскому обществу ясный сигнал, что в России есть надежда на диалог, что власть готова признавать права граждан на независимую точку зрения, что на защите закона стоит беспристрастный суд, то уверен – это станет гигантским шагом в деле налаживания цивилизованного диалога внутри нашего общества.

- Мы невиновны, — заключил подсудимый. — Оправдательный приговор сейчас не столько подтвердит нашу невиновность, но вселит в сердца многих граждан, следящих за нашим процессом, надежду и уважение к российским властям вообще и судебной системе в частности. Думаю, теперь это остро необходимо всей России. Призываю вас принять решение на основе права, а также вашей чести и совести. Уверен, Россия будет свободной.

     Сергей Удальцов начал своё выступление строками Пушкина:

Пока свободою горим,

Пока сердца для чести живы,

Друзья, отчизне посвятим.

Души прекрасные порывы!

 

- Получилось так, что прекрасные порывы души привели нас сегодня с Развозжаевым

на скамью подсудимых. К сожалению, так бывает в жизни – не всегда хорошие, благие начинания, душевные порывы оцениваются по достоинству. Но я думаю, что всё равно историческая правда за нами.

Лидер «Левого фронта» выступил с предложением внести изменения в действующий Уголовно-процессуальный кодекс (в частности, статью 293) и изменить понятие «последнего слова»: «Уж слишком траурно и безысходно звучит это название. Как будто сказал последнее слово и растворился в безмолвном пространстве». На этом «суд вынужден остановить» Удальцова и заметить, что он «не обладает законодательной инициативой». Подсудимый продолжает:

- Как будто после последнего слова растворяешься в безмолвном пространстве. В принципе сторона обвинения этого и хочет – хочет нас туда отправить на 8 лет, чтобы наш голос не был слышен. Это одна из основных задач всего этого процесса и этого уголовного дела – лишить нас права голоса, чтобы мы не мешали и дальше творить беззаконие, несправедливость, которых сегодня в нашей стране, к сожалению, предостаточно. Тем не менее, я не хочу своё выступление называть «последним словом». Это просто моё слово — свободное слово, гордое слово и никто меня этого права лишить не может.

Удальцов отметил, что многие граждане считают, что независимого суда в России нет; что по делам, где замешаны интересы власти (ярчайший пример — «Болотное дело»), «всё решается не по закону, а по звонку сверху». Он призвал суд «вынести такой приговор, который бы опроверг эти дискредитирующие всю судебную систему и всё государство представления, бытующие в народе». Доказательная база обвинения, по его мнению, представляет собой хрупкий карточный домик:

- Стоит вытащить из этой конструкции хотя бы одну сфабрикованную часть – одно сфабрикованное доказательство, как то признание Лебедева. А я подчеркну, что это признание — не сделка со следствием, это сделка с совестью. Господин Лебедев произнёс такую фразу: «Мне сказали, что посадят на 10 лет, и я останусь без зубов». Господин Лебедев свои зубы поставил выше судьбы человекасудьбы моей и Леонида Развозжаева. Это непорядочно и бесчестно.

Явку с повинной Развозжаева Удальцов считает недопустимым доказательством, утверждая, что того похитили, пытали, угрожали. «Никто не стал разбираться, понятно почему – это не выгодно тем, кто этим занимался, а это делали представители власти. Надеюсь, со временем свет прольётся на эту тёмную историю, и виновные понесут наказание».

- Незаконные прослушки телефонные, незаконно полученные аудио- и видеозаписи – вот та база, на которой сторона обвинения пытается выстраивать доказательства. Уберите это из материалов уголовного дела – и дело развалилось. И надо Удальцову с Развозжаевым объявить благодарность и отпустить на все четыре стороны, — продолжает лидер «Левого фронта», добавив, что «более абсурдного обвинения и представить сложно».

- К сожалению, гособвинение позавчера с очень серьёзными лицами, с пафосом

поддержало это нагромождение ложных показаний, фальсификаций, абсурда, затребовав для нас суровое наказание – 8 лет лишения свободы.

Кроме того, Удальцов обратил внимание, что его и Развозжаева обвиняют в организации массовых беспорядков, при этом «участники массовых беспорядков» по версии следствия (сам он не считает, что массовые беспорядки имели место), были амнистированы в декабре прошлого года и «это абсолютно правильно»:

- Я думаю, что представителям стороны обвинения всё понятно и может быть даже несколько неловко, что приходится выполнять такую грязную работу, но это их выбор, их работа. На этом фоне я призываю суд действовать строго по закону, по справедливости. Не брать грех на душу и вынести тот приговор, который и должен быть вынесен, то есть оправдательный. Думаю, это будет по достоинству оценено всем обществом.

Подсудимый подчеркнул, что никаких беспорядков 6 мая на Болотной площади в Москве не было и тем более организовывать их ни он, ни Развозжаев не могли, умысла на совершение беспорядков в 2012 году или другое время у них никогда не было. Удальцов считает, что как представители левого движения, они в потенциале более неприятны и даже опасны для части властной элиты, поскольку критикуют их действия, политику по существу. На этом Замашнюк прервал Удальцова, заявив, что тот «уже 30 минут выступает по обстоятельствам, которые к уголовному делу отношения не имеют». Судья заявил, что подсудимого не привлекают к ответственности за его взгляды, а обвиняют в организации массовых беспорядков:

- Таким образом, свобода слова и массовые беспорядки здесь никаким образом не взаимосвязаны.

Стоит отметить, что Замашнюк прерывал Удальцова с десяток раз. Помимо этого, в ходе последнего слова подсудимого судья трижды объявлял перерыв (два 5-ти минутных и один получасовой), что является нарушением принципа права на защиту, поскольку обычно последнее слово не прерывается.

Сергей Удальцов подчёркивал, что его с Развозжаевым судят именно за взгляды, а всё уголовное дело – «месть и расправа». И вновь призвал суд вынести оправдательный приговор и в его отношении, и в отношении Леонида Развозжаева. Вот что сказал лидер «Левого фронта» о сроке, запрошенном прокурорами:

- Меня это нисколько не пугает. Невозможно меня лишить свободысвобода находится внутри меня. И никакие стены, конвоиры, надзиратели, решётки, тюремные камеры меня этой свободы никогда не лишат. Можете дать мне пожизненное заключение, ради Бога. Если смотреть с философской точки зрения… — на этом судья вновь обрывает Удальцова.

Замашнюк «напоминает», что «санкция предъявленного обвинения не предполагает пожизненного лишения свободы». И добавляет, что в старой редакции закона максимальный срок – 10 лет, а в новой – до 12 лет: «Вы идёте по минимально действующей санкции старой редакции закона».

В заключение Удальцов заявил, что не сомневается в том, что «победа и правда будет

за нами». Однако отметил, что на эти 8 лет сторона гособвинения хочет наказать и его родных: малолетних детей, которые на 8 лет будут лишены полноценного воспитания («они-то чем провинились, в чём они виноваты?»); пожилых родителей, которые могут не дожить до его выхода на свободу; его жену, друзей. «В отношении них это наиболее бесчеловечно и негуманно, и никаких благородных целей не достигнет».

Завершил своё выступление лидер «Левого фронта» стихами:

Если я гореть не буду,

Если ты гореть не будешь,

Если мы гореть не будем,

Кто тогда развеет тьму?

 

- Прошу меня оправдать, Развозжаева оправдать и дать нам возможность трудиться, воспитывать детей, заботиться о родителях, приносить пользу стране. Я уверен, что все вместе мы рано или поздно добьёмся процветания России, Россия будет свободной страной, где каждый человек будет гордиться, что он гражданин Российской Федерации.

Суд удалился для принятия решения. Приговор будет вынесен 24 июля в 13:00 в Московском городском суде.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Вы можете использовать эти теги HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>